Новости

Обремененные… счастьем

Это была любовь с первого взгляда.
Юношеская. Школьная. Но то, что она настоящая и всепрощающая, Алена и максим поняли только через восемь лет. Когда решили наконец соединить свои судьбы. Они поженились.
А спустя два месяца, накануне венчания, крупно поссорились…

Дата публикации: 19.03.2013

Обремененные… счастьем
Обремененные… счастьем
Обремененные… счастьем
Обремененные… счастьем
Обремененные… счастьем
Обремененные… счастьем
Обремененные… счастьем
Обремененные… счастьем
Обремененные… счастьем
Обремененные… счастьем
Обремененные… счастьем
Обремененные… счастьем
Обремененные… счастьем
Обремененные… счастьем
Обремененные… счастьем
Обремененные… счастьем


Это была любовь с первого взгляда.
Юношеская. Школьная. Но то, что она настоящая и всепрощающая, Алена и максим поняли только через восемь лет. Когда решили наконец соединить свои судьбы. Они поженились. А спустя два месяца, накануне венчания, крупно поссорились…


Все твердили: «какая женитьба в 18 лет?!»

Мы учились в параллельных классах, но влюбились друг в друга только в последний год, — рассказывает Алена Коновалова. — Помню и этот день, и час. И как был одет Максим. Шло школьное собрание. Все сидели в зале, а он опоздал. Вошел — я повернула голову, мы встретились взглядами. И все! Так началась наша любовь.

Детство Алены и Максима прошло в военном городке Балабаново Калужской области. После школы оба отправились в столицу поступать в вузы. Она — в авиационный. Он — в строительный. Жили в общежитиях. Встречались. Ссорились. Расставались. В какой-то момент поняли, что отношения зашли в тупик.

Разбежались. Помирились. Сняли квартиру. Но препятствий не стало меньше. Алена перевелась в РГГУ, занялась журналистикой. Писала о нефти, газе и металлургии. Была успешной женщиной. Все шло к тому, что она станет бизнес-леди. Максим же вскоре ушел служить в десантные войска. А потом принял решение поступать в духовную семинарию… Наверняка многим со стороны казалось, что два таких разных человека не могут быть вместе.


Льняное платье с кружевами и рубашку для максима я случайно обнаружила в маленьком магазинчике на Арбате


Мы выносили наши отношения. Страшно вспомнить, сколько всего было за восемь лет! Порой казалось, нам уже никогда не быть вместе; это невозможно. Но в какой-то момент я вдруг совершенно четко осознала, что люблю только Максима. Что он — единственный, неповторимый. И никто мне больше не нужен. Мы ведь, даже расставаясь, всегда говорили друг другу: «Я тебя люблю, но ты меня прости». А я еще в школе хотела, чтобы Максим стал моим мужем. 

Только взрослые постоянно твердили: «Какая женитьба в 18 лет?! Да у тебя еще будет сто таких максимов (ален)!» Это сейчас я понимаю, что чем старше человек становится, тем больше растрачивается по мелочам. Распыляется — на одного, второго, третьего. Привыкает так жить. И с годами лишь увеличивает список требований к будущему избраннику. Нарисовала себе женщина картинку: супруг должен быть таким, эдаким… Сидит и выбирает. А хорошего мужа нужно делать самой. Жену, кстати, тоже.


Переезд в Калугу круто изменил вашу жизнь. Муж стал семинаристом, вы занимаетесь с детьми в воскресной школе. Страшно было начинать все с нуля?

Страшно не было. Мы просто не понимали, как и на что будем жить. Максим ведь уже работал. А тут решил учиться на дневном отделении. Слава Богу, у него золотые руки, светлая голова. Если человек трудится и не ставит материальные ценности выше всего остального, голодным не останется…


Но в это же время вы и свадьбу умудрились сыграть! Как все одолели?

Сама не перестаю удивляться. Расписались в Москве, в Мещанском ЗАГСе рядом с домом. Без колец. В простой одежде. Потом пошли гулять в Аптекарский огород. Катались на колесе обозрения на ВВЦ. Даже распили там бутылку шампанского, хотя это запрещено по технике безопасности. Словом, был день как день — хороший, солнечный.

Но кульминационным моментом нашей истории должно было стать венчание. О котором мы еще ничего толком не понимали. Ясно было одно: в связи с переездом супердорогую свадьбу не потянем. К тому же Максим знал, какие у меня были запросы в Москве, и наверняка печалился: если сумка стоит не одну десятку тысяч, что же за свадебное платье она выберет? И очень аккуратно пытался направить меня на путь истинный…


Муж переживал: «что за платье она выберет?»


Кажется, ему это удалось?

Мне хотелось чего-то необычного. Я мечтала о свадьбе зимой. С конями. С санями. Думала о роскошном платье в стиле ампир. Но очень скоро мы оба пришли к идее сыграть свадьбу в русском стиле. Нарисовали эскизы костюмов и стали искать их по театральным мастерским. Обувь подобрали танцевальную, на деревянной подошве. А льняное платье с кружевами и рубашку для Максима я случайно обнаружила в маленьком магазинчике на Арбате. Для пошива не было ни времени, ни средств.


Перед венчанием думала: «пропаду с ним!»

Многие отговаривали Коноваловых от безумных креативных идей. Да и Алена с Максимом долго сомневались, стоит ли устраивать пышные торжества для гостей.

Не поверите, до последнего дня нам вставляли палки в колеса, — смеется теперь Алена. — Да еще какие! Накануне венчания мы поехали с мужем в храм, по дороге крепко поругались, и он оставил меня одну в лесу. Сижу, рыдаю: «Ничего не хочу! Что за человек! Пропаду с ним!..» Ложусь спать, через пять часов вставать, а мама наговаривает: «Не нужен он тебе!» Конечно, это была не мама, а какие-то черные силы, которые ставили нам подножки. Но представляете, каково мне было?!


Максим не нравился вашей маме?

Восемь лет — это очень много для встреч. Конечно, мама переживала за меня, жалела, пыталась уберечь от неверного поступка. Ну, как вы думаете? Один раз дочь обидели, второй раз… А сколько таких историй было! Наверное, каждая любящая мать считает, что ее дочь самая лучшая, а избранник не так уж и хорош. Но ведь я выпендрежница еще та! До сих пор удивляюсь, как Максим прощал мне мои выкрутасы…

Несмотря на размолвку, ребята нашли в себе силы не разругаться вдрызг. И на следующий день, как планировали, обвенчались в храме Рождества Пресвятой Богородицы на Роще близ Боровска. Оба были прихожанами этой церкви. А Максим еще во время учебы в школе прислуживал там алтарником. На венчании присутствовали только близкие родственники.

Во время совершения обряда я не видела никого. Была поглощена действом. И на всех снимках со слезами. Ехать сразу к гостям после такого интимного момента было сложно. Мы пошли гулять. Взяли с собой фотографа. Он просил сделать для фотосессии мэйкап. А я не хотела ничего искусственного — ни пудры, ни помады, ни туши.

Утром встала, умылась, заплела себе косу с ленточками. Позировать, делать улыбку на заказ? Зачем? Хотелось, чтобы фотограф просто наблюдал за нами. Было жарко. Мы устали и прилегли у стога сена отдохнуть. Потом поели хлеба, попили кваса. Все было естественно. Без спешки. И жесткого расписания.

Для празднования Алена и Максим выбрали этнографический парк. И сами написали сценарий свадьбы, продумав все до мельчайших подробностей.

Нам важно было все. Из какой посуды есть, из чего пить квас и медовуху. За какими столами и на каких лавочках сидеть. Нужны ли скатерти. Какой будет еда. (В числе прочего мы выбрали красавицу щуку и чудного поросенка, которого выносили на огромном подносе два человека.) Для крепких напитков были изготовлены бутылки, похожие на глиняные. 

Подруга из креативного агентства разработала для них этикетки из материала, напоминающего бересту. А мы их дома наклеивали. Сами и приглашениями занимались: писали кириллицей на старинной бумаге, обматывали лентой, запечатывали сургучом, который с трудом нашли, а потом еще до ночи растапливали. А это такой запах!.. Мама до сих пор с содроганием вспоминает тот прекрасный момент…

Гостей молодожены попросили одеться «попроще», чтобы соответствовать общей стилистике праздника, но на всякий случай приготовили для них в качестве подарков плетенные из сухих цветов венки. (Живые на июльской жаре долго не выдержали бы!) В русских костюмах были и ведущие. В их обязанности входило проведение свадебных игр.

До сих пор не могу поверить, что у нас была такая свадьба. Настоящая. Мы все прочувствовали. И не было ни грамма наигранности…

Наша встреча с Аленой произошла 18 мая, в первую годовщину свадьбы. Но Максим в этот день оказался далеко от жены — на послушании. Другая бы на ее месте расстроилась, обиделась на мужа. А она светилась от счастья.


Батюшка спросил: «посуда в доме еще осталась?»


Этот год мы прожили, как в раю. Хотя ссориться не перестали. Как без этого? Батюшка в храме однажды спросил: «Ален, посуда в доме еще осталась? Вот когда не останется, тогда и будешь горевать». Нет ничего более сложного, чем взаимоотношения. Особенно между мужем и женой. Они ведь единое целое. И если один упал, значит, другой вовремя не дал ему руку. Да, иногда люди спотыкаются. Но, не простив человека, ты плохо сделаешь не ему, а в первую очередь себе. Максим любит говорить: «Я обремененный человек. У меня семья. Но ведь я обремененный… счастьем».


До сих пор не могу поверить, что у нас была такая свадьба. Настоящая. Мы все прочувствовали. И не было ни грамма наигранности…


Помню, на проповеди священник рассказывал, как выбирать спутника жизни. «Многие смотрят на внешность. Он модный парень. Она крутая девчонка… Ерунда все это! Смотреть надо на то, как человек относится к своим родителям».

Я училась в 11 классе, когда впервые пришла на ужин в дом Максима. Мы сидели за столом. Родители не перекинулись между собой и словом. Но при этом так смотрели друг на друга, что я порами почувствовала всю силу их любви. На меня это произвело сильное впечатление. (Мои мама с папой развелись, когда мне было 13 лет.) Позже я узнала, что и у родителей Максима были сложные моменты в жизни, что их семья могла разрушиться. Но ведь выстояла!

Потом мы поехали к его бабушке с дедушкой, которые, несмотря на возраст, так любят друг друга, что просто невозможно сдержать слез. Дед — красавец из красавцев. Всегда был первым парнем на деревне: пел, играл на гармони, девчонки были от него без ума. Он выбрал Сталину, с которой прожил много лет, но, перейдя 50-летний рубеж, вдруг ушел к молодой девчонке. Потом, конечно, вернулся, каялся. Сталина приняла его, простила. И сейчас так ухаживает за ним, что диву даешься: откуда такое терпение, такая выдержка? «Это Петечке;  Петечка любит сметанку…»

Прабабушка и прадедушка Максима счастливо прожили вместе всю жизнь. И, по-моему, у нас нет другого выхода, как только продолжить прекрасную семейную традицию.


ТЕКСТ |  ТАТЬЯНА УЛАНОВА

ФОТО | ФИЛИППА НДРУХОВИЧ,
 www.fotograni.ru

Комментарии: 0

АВТОРИЗОВАТЬСЯ чтобы обсуждать материалы