Новости

Неизлечимость КРИТинизма

Если вы из каждого своего похода в супермаркет тащите домой непременный компонент греческого салата — сыр «Фета», если взгляд помимо вашей воли вдруг начинает рассеянно скользить по шумной московской улице и посылать в мозг недоуменный сигнал-вопрос: «Ну где же горы и море?», если паче чаяния вас вдруг потянуло порассуждать на тему, а была ли счастлива знаменитая семейная парочка — Зевс и Гера, значит, вы совсем недавно вернулись с отдыха на Крите.

Дата публикации: 05.03.2013

Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма
Неизлечимость КРИТинизма


Заболевание не опасно — оно прекрасно!

Если вы из каждого своего похода в супермаркет тащите домой непременный компонент греческого салата — сыр «Фета», если взгляд помимо вашей воли вдруг начинает рассеянно скользить по шумной московской улице и посылать в мозг недоуменный сигнал-вопрос: «Ну где же горы и море?», если паче чаяния вас вдруг потянуло порассуждать на тему, а была ли счастлива знаменитая семейная парочка — Зевс и Гера, значит, вы совсем недавно вернулись с отдыха на Крите.

И подхватили там вирус КРИТинизма — заболевания, которое, говорят, не лечится.


Невеста Марина:

«Нас с Владиславом посещали самые невероятные идеи о том, где должна состояться наша свадьба и как мы проведем медовый месяц. Нам хотелось, чтобы наш праздник был необычным и романтичным, чтобы свадебное путешествие запомнилось на всю жизнь. Сначала на ум пришло несколько вариантов, которые показались очень интересными, — Мальдивы, Сейшелы, Бали, Куба…

Но в результате мы выбрали греческие острова: наша свадьба прошла на Санторини, а медовый месяц мы провели на Крите. Мы не ошиблись с выбором. Все было великолепно!»


Мир хижине миллионера!

«СС» уже рассказывала о красивой романтичной свадьбе на Санторини, поэтому с помощью Марины мы решили выяснить, чем же так хорош медовый месяц на Крите. Для начала — традиционный вопрос: «Что вам больше всего понравилось на Крите?». А незатейливый ответ на него — «Местная кухня».

Она такая простая и вместе с тем качественная, я бы даже сказала, душевная. Мы с мужем объездили все близлежащие таверны, не переставая восхищаться и наслаждаться блюдами критской кухни» — оказался, можно сказать, исчерпывающим.

«Ну, и что тут такого глобального? — спросит зануда. — Все вполне банально: любой гурман-путешественник, вернувшись из любой точки земного шара, ответит так же». Может быть, но только если речь идет не о Крите.

Все используемые в критской кухне продукты (если, конечно, не считать тех, что выловлены в море) выращены здесь же, на острове. Сельское хозяйство — не просто основа его экономики, это суть образа жизни местных жителей — размеренного, искреннего, семейно-патриархального. Любой молодой городской тусовщик и местная светская львица готовы отказаться от самого заманчивого времяпрепровождения, если у сельской родни (а она на Крите есть у всех!) на этот день назначено свое сельхозмероприятие.


Любимые апартаменты миллионера — стоящая на вершине горы маленькая старинная пастушья хижина митато


Как сказала одна русская девушка, которая вышла замуж за грека, она, возможно, впервые поняла, что такое настоящая семья, когда приехала с мужем к его родителям в деревню на сбор урожая оливок. На него, как на праздник, съехалась вся многочисленная родня мужа. Впрочем, это и был праздник — с вечерним застольем после дневных трудов, красивыми песнями и зажигательными плясками.

Народные танцы на Крите танцуют все. Это одно из первых умений, которыми овладевает каждый островитянин: обучать национальным танцам детей начинают с трех лет. А первый танец, как, кажется, легко догадаться, это конечно же всемирно известный сиртаки. Ответ неверный! Нет у греков такого национального танца! Критские мужчины упоенно исполняют сиртос с его горделивыми, победными движениями, высоко агрессивными прыжками и редкими лирическими па.

Сиртаки, специально поставленный для фильма, исполнитель главной роли в котором перед съемками повредил ногу, отличается от сиртоса, как любой подвергнувшийся многочисленным современным обработкам продукт от того, что с грядки, ветки, моря или луга. Как сельское оливковое масло от купленного в московском супермаркете. 

Жители Крита, кстати, считают его лучшим в мире. С этим утверждением вряд ли согласятся испанцы или итальянцы, но один серьезный аргумент в пользу местных амбиций все-таки есть: вот уже десяток лет, как, по решению греческого правительства, в сельском хозяйстве страны запрещено использование химических удобрений. Натурпродукт, одним словом, а с этим уже не поспоришь…

Второе гастрономическое богатство Крита — барашки. Даже интересно, чего на острове больше — овец или оливковых деревьев? Когда смотришь на горы издалека, кажется, что их поверхность слегка шевелится — то ли ветер раскачивает деревья, то ли передвигаются огромные овечьи стада. Тогда стоит прислушаться. Стада на Крите… музыкальны. 

Стороннему наблюдателю не понять, по какому признаку пастухи снабжают тех или иных овец разными колокольчиками, но эффект глушит праздное любопытство: стадо, передвигаясь, издает звон на все лады, и эта нежная полифония причудливо заполняет тишину на десятки горных километров.

Высоко в горах гостей непременно угостят критским шашлыком — сувой. Экспериментировать с его приготовлением на подмосковной даче не стоит. Во-первых, потому что отсутствует правильное сырье — свежайший критский барашек, который всего несколько часов назад пощипывал целебные горные травы. 

Во-вторых, потому что не хватит терпеливого почтения к приготовлению этого блюда. Сува делается следующим образом: мясо нанизывается на прутья, которые ставятся на таком расстоянии от костра (конечно же на оливковых дровах), чтобы до него доходил лишь обильный ароматный дым, без единой искорки. Поэтому критский шашлык готовится, на наш взгляд, долго и нудно — часов пять. Но результат стоит того: эти аромат и вкус ни с чем не сравнимы!

Хотя в блюде присутствует разве что одна специя — дух самой истории. Так готовили мясо критские пастухи тысячелетия назад — так они балуют себя, своих гостей и поныне.

За десятки веков не претерпел также никаких изменений процесс изготовления овечьего сыра. Казан со свежим молоком, под ним легкий костерок, сделанная конечно же из оливкового дерева мешалка — тарахтис… Пастух, постоянно помешивая молоко, рукой определяет его температуру и по мере надобности подбрасывает в костерок тонкие веточки. Сорок минут — и готов первый мягкий сыр. Ну а гордость критчан — твердый сыр гравьера варится долго, но еще больше времени — месяц! — ему требуется для дозревания в специальных погребах-землянках.

Извините, кстати, за неточность. Проделывал все эти историко-гастрономические действа не совсем пастух, а хозяин огромного хозяйства, настоящий миллионер, как сообщил по секрету осведомленный человек. О немалых доходах хозяина можно было бы догадаться по строящейся на семейных горных угодьях огромной таверне да по парку автомобилей — состоящему в основном из новеньких, но уже натруженных пикапов «Тойота». Ну а все остальное — от спецодежды до привычности движений, которая вырабатывается в ежедневном труде, — никак не выдавало в гостеприимном пастухе миллионера.

Особенно если смотреть на него нашими, российскими, глазами. Для нас кажется более естественной ситуация, когда, заработав капитал, человек предается по большей части удовольствиям, которые гарантируют деньги: путешествует по миру, коллекционирует антиквариат, покупает шикарную недвижимость, яхты, спортивные клубы… Греческий пастух-миллионер по-прежнему пасет овец, как его отец и сын, изо дня в день занимаясь нелегким физическим трудом, потому что так он находится в ладу с собой и с окружающим миром.

Его ежедневные апартаменты — стоящая на вершине горы маленькая старинная пастушья хижина митато, сложенная по местной технологии из дикого камня. Митато, наверное, можно назвать одним из символов Крита, потому что нечто похожее на ее кладку можно встретить не только практически во всех частных строениях жителей острова, но и в фешенебельных отелях 5*.


Сексуальность по-кносски

Невеста Марина:

«На Крите мы жили в шикарном отеле, который нам устроил фантастическую медовую неделю — с шампанским по утрам, с удовольствием слушать саксофон за завтраком, с приватным бассейном для двоих. Нас окружили роскошью, романтикой, теплотой и вниманием»

Grecotel Amirandes, расположенный в деревне Гувес, считается одним из самых фешенебельных на Крите. Поскольку слово «роскошь» из уст Марины уже прозвучало, стоит сказать о том, какой смысл в него вложили создатели отеля. Если двумя словами, то это «новая роскошь». Если подробнее, то это не привычная отельная фешенебельность, которая достигается богатым декором, обильным присутствием в интерьерах дорогого натурального камня и уникальных тканей, работ известных художников и скульпторов. В «Амирандесе» все по-другому — только то, что более всего ценит современный житель мегаполиса, истосковавшийся по простору, хорошей экологии, уединенности.

Камень (кладка колонн, стен напоминает о митато), вода (если не море, то бассейны), деревья (большие и малые, декоративные и плодоносящие) — это суть архитектурной концепции отеля, то, что видишь из любой его точки — из номеров и ресторанов, с веранд и пляжей… В просторных номерах — никаких излишеств декора, эдакий теплый минимализм: белые интерьеры (даже цветы — исключительно белые орхидеи), простые натуральные ткани и материалы (полы, к примеру, не какой-то штучный паркет или плитка из натурального камня, а обыкновенная окрашенная доска), восхитительные функциональные арт-объекты, хорошая аудиовидеотехника… 

И привычные в жизни многих современных домовладельцев, но при этом не массово отельные вещи — маленький тренажерный зальчик, небольшой бассейн. Что ж, на Крите издревле умели строить. Даже первые в истории человечества туалеты со смывом (уж простите за такой пример, но 2000 лет до нашей эры это тоже была самая настоящая «новая роскошь») появились на этом острове, в Кносском дворце — главном археологическом памятнике минойской цивилизации.


Если на критской свадьбе присутствует меньше тысячи человек, то это или современное городское бракосочетание, или не первый брак


Уже полтора столетия здесь трудятся археологи из разных стран мира, то и дело поражая даже обывателя потрясающими находками. Древние минойцы построили огромный пятиэтажный дворец, в котором более 1200 помещений, без использования железных инструментов. И произошло это, между прочим, еще до возведения египетских пирамид! 

В интерьерах Кносского дворца разворачивались сюжеты многих древнегреческих мифов. Это, по сути, и есть легендарный Лабиринт Минотавра. Впрочем, легенду о полубыке-получеловеке пересказывать не особо хочется, уж коли речь идет о медовом месяце на Крите. Позволим себе разве что упрощенный вывод: всякие нечестности и извращения в любви ни к чему хорошему не приводят — сей факт подтверждается не одним событием многотысячелетней давности.

В Кносском дворце восхищает многое — один из самых древних в мире театров на 550 мест, места для ритуальных боев быков, покои царя и царицы… Но более всего потрясают фрески — словно ожившие страни-цы школьных учебников по древней истории. Об одной из них — с изображением трех женщин — стоит сказать особо. 

Во-первых, потому, что она является еще одним подтверждением отрадного факта: женщины и тысячелетия до нашей эры умели быть красивыми и ухоженными. Во-вторых, эта фреска, как и некоторые другие, а также изображения на сосудах, найденная археологами пластика, рассказывают о месте женщины в обществе минойского времени. Она была во всем равна мужчине, в том числе могла предаваться совсем уж не женским жестоким играм — участвовала в охотничьих выездах и в таких опасных состязаниях, как минойские «игры с быками». Трудно сказать, насколько массовым являлось движение кносских девушек-сорвиголов, но то, что большинство из них были писаными красавицами, факт.

Писаными в самом прямом смысле этого слова: женщины на минойском Крите широко пользовались косметикой, употребляя красную помаду для губ, белую для лица, черную для глаз, умели придавать своим бровям идеальные формы с помощью специальных пинцетов. А эти сложные великолепные прически с локонами, уложенными в продуманном творческом беспорядке!..

Да любая из нас по торжественному случаю с удовольствием побаловала бы себя таким шедевром парикмахерского искусства, но попробуй найти мастера, который способен нынче сотворить то, что умели его древние коллеги.


Женские одеяния минойской эпохи тоже впечатляют: они либо оставляют грудь совершенно открытой, либо прикрывают ее прозрачной тканью; прекрасные пояса стягивают талию; юбки имеют форму колоколов…

Кажется, за всю последующую историю человечество вряд ли создало более сексуальный и чувственный образ, чем минойская женщина.

Может, с тех древних времен и родилось у критских мужчин особое отношение и к женщине, и, соответственно, к событию, которое позволяет всегда быть рядом с ней на совершенно законных основаниях, — к свадьбе. «Сколько бы радостей у тебя ни было в жизни, пусть тебя застанет главная радость — свадьба» — такую мотинаду довелось услышать на Крите. Мотинада — это любовная серенада, главная прелесть которой заключается в экспромте: исполнители поют первые две заданные кем-то строчки, а во время проигрыша тут же сочиняют следующие две.

Словом, почти как наши частушки, только смысл иной — всегда любовный, лирический, не ниже, а много-много выше пояса.


Мотинада с пожеланиями главной радости звучала высоко в горах, на старой семейной винодельне. Остров Крит славится своими молодыми сухими винами, сделанными по старинным рецептам. Хозяева-мужчины щедро разливали божественный нектар по бокалам, предлагая к нему мясо и сыры, а за их хлопотами внимательно наблюдала мать семейства. Во время свадебной мотинады она чуть заметно улыбнулась — наверное, своим воспоминаниям. На ее свадьбе, как и положено на Крите, гуляло почти две тысячи человек. Со времен девичества уже немолодой женщины ничего здесь не изменилось: так же женились и будут жениться ее сыновья и внуки. Если на критской свадьбе присутствует меньше тысячи человек, то это или уже очень современное городское бракосочетание, или свершается не первый для жениха или невесты брак.


Невеста Марина:

«Наше знакомство произошло случайно на показе коллекции известной французской марки. Так как мы жили в разных столицах, очередная встреча произошла не скоро. Но все то время нас соединяли длинные и очень теплые звонки.

Мы даже не заметили, как пролетело два года нашего знакомства, как за это время мы стали самыми близкими и необходимыми друг другу людьми. И вот пришло время задуматься о самом прекрасном и торжественном моменте в жизни каждого человека»


Зевс + Гера =?

Каждая история любви уникальна и неповторима, с собственным нервом и страстями. Хотя иногда кажется, что после любовных сюжетов мифов Древней Греции человечество, как ни изгалялось, ничего принципиально нового придумать не могло. Даже удивительно, что какому-нибудь попсовому режиссеру до сих пор не пришло в голову снять «мыло» по мотивам любовных похождений древнегреческих богов и героев. Захватывающий бы получился сериал! Таких закрученных сюжетов в стиле нынче популярного фэнтези современные сочинители, судя по всему, придумать просто не в состоянии…

Одна из достопримечательностей Крита, находящаяся в деревне Краси, —самое древнее дерево острова, огромный (в двадцать обхватов!) платан. В старину греки верили, что в тени этого платана Зевс полюбил Европу и что плодом этой любви стал будущий великий царь Минос. Зевсу, очевидно, жители острова готовы простить все: он ведь их земляк —криторожденный. А между тем громовержец был отнюдь не идеальным супругом: этот ходок серьезно докучал своими многочисленными изменами законной супруге Гере. И что же она?

Ее линия защиты достойна того, чтобы были отменены все современные пособия на тему, кто такая стерва, как стать стервой и т.д.: достаточно описать проделки богини, направленные против ее соперниц, и по-олимпийски изящные разборки с ветреным мужем. Который все-таки очень любил свою жену — как умел. А потому боги и люди отнюдь не считали ее несчастной жертвой супружеской неверности, напротив, возвели, как это ни парадоксально, Геру в ранг покровительницы брака. 

Ее золотой трон всегда рядом с правящим креслом мужа, она, как и он, повелевает громами и молниями, только Гера может позволить себе возражать Зевсу на советах богов. Похоже, с годами (ведь обитатели Олимпа бессмертны!) этот вечный брак из союза по любви превратился в идеальный тандем по расчету. Она ему — свою немеркнущую величественную красоту; он ей — статус и все соответствующие привилегии первой леди Олимпа. Ну а вопрос, была ли счастлива эта неуемная в страстях олимпийская парочка, наверное, неуместен. Потому что нерушимость брачных уз была очевидна даже для ветреного громовержца. И это, наверное, и есть резюме замысловатой любовной истории Геры и Зевса.

Крепостью брачных уз жители острова славятся и сегодня. Золотая свадьба, бриллиантовая — отнюдь не уникальные ситуации. В необычайно романтичном критском городе Ретимно живет известный на весь остров мастер-кондитер. 70 лет он своими руками делает национальные критские сладости. И вот уже 60 лет ему помогает в этом семейном бизнесе жена. 

Нет, в «производственный» процесс она не вмешивается: надо обладать особым даром кондитера, чтобы из воды, муки и оливкового масла приготовить идеальное слоеное тесто; чтобы размять его килограммовый комок в почти прозрачный квадрат 1,2 на 1,2 метра; чтобы взмахнуть им (это уже не по необходимости, а из любви к искусству) и опустить на стол идеальной полусферой… Жена во время этих манипуляций готовит начинку для пахлавы и обслуживает покупателей: они заходят в лавку непрерывно — кто за сладостями, кто за тестом.


Боги и люди не считали Геру несчастной жертвой супружеской неверности, напротив, возвели ее в ранг покровительницы брака


Критчане вообще большие мастера по части десертов.Не только в кулинарии, но и в жизни. Горный воздух острова — словно напоминание о возвышенности любви, каждая волна каждого из четырех омывающих Крит морей чувственно прекрасна, солнце — бережно страстно, а любой камень, кажется, хранит воспоминание о каком-то древнем божественном романе… 

Сама природа создала эти идеальные ингредиенты для сотворения людьми самого заветного десерта на пиршестве жизни — любви. И если вам начинает так казаться буквально с первых шагов по острову, значит, есть все шансы навсегда заболеть КРИТинизмом. Очень полезное для счастливой семейной жизни заболевание!

Редакция «Счастливой СВАДЬБЫ» благодарит компанию TEZ TOUR (www.teztour.com) за помощь в подготовке материала «Неизлечимость КРИТинизма».


ТЕКСТ  |  ТАТЬЯНА НИКОЛАЕВА

ФОТО  | ЕКАТЕРИНА МУХИНА

Комментарии: 0

АВТОРИЗОВАТЬСЯ чтобы обсуждать материалы