Новости

«Умственно одаренные женщины – редкость»

Написавший так по молодости Пьер Кюри был посрамлен: его брак с Марией Склодовской – нежный союз двух одинаково гениальных ученых. 

Дата публикации: 12.09.2014

«Умственно одаренные женщины – редкость»
«Умственно одаренные женщины – редкость»
«Умственно одаренные женщины – редкость»
«Умственно одаренные женщины – редкость»
«Умственно одаренные женщины – редкость»
«Умственно одаренные женщины – редкость»
«Умственно одаренные женщины – редкость»
«Умственно одаренные женщины – редкость»
«Умственно одаренные женщины – редкость»
«Умственно одаренные женщины – редкость»

Написавший так по молодости Пьер Кюри был посрамлен: его брак с Марией Склодовской – нежный союз двух одинаково гениальных ученых.


В истории науки Мария Склодовская-Кюри – первая и единственная женщина дважды лауреат Нобелевской премии. Одну из них она разделила с мужем Пьером, работавшим вместе с ней над явлением радиоактивности. Феномен этого ученого союза имел продолжение. Их старшая дочь Ирен тоже получила Нобелевскую премию за изучение атомной энергии.

Из гувернантки в студентки


Cедьмого ноября 1867 года никто даже в самых смелых мечтах не мог представить, что пятый по счету и не самый крепкий ребенок, родившийся на Фретской улице в Варшаве, станет самой влиятельной женщиной в истории науки. Мать Марии, красавица из шляхетской семьи Богуских, директор женской гимназии, угасла от чахотки. Воспитанием рано осиротевшей девочки занимается ее отец. Пан Владислав Склодовский, будучи преподавателем физики, становится еще первым наставником Марии на пути к научным вершинам. «Я читаю сразу несколько книг. Последовательное изучение какого-нибудь одного предмета может утомить мой мозг, и так достаточно перегруженный», — писал он. Не удивительно, что после окончания гимназии с золотой медалью юная Склодовская говорит на русском, французском, немецком и английском: «Литература меня интересовала в такой же степени, как социология и точные науки».

С такими знаниями она легко находит себе место гувернантки в богатой усадьбе и переживает там свою первую влюбленность. Родители юноши не дают своего согласия на брак с бесприданницей, Мария решает больше не влюбляться и полностью посвятить себя естественным наукам. В Европе на сломе веков юношество чтит биологию и химию больше, чем поэзию и музыку, но Польша еще не допускает женщин в университеты. Сначала в Париж уезжает старшая сестра учиться на врача, через два года работы гувернанткой настает черед Мани, и она садится в вагон «четвертого класса».

С 1891 года молодая девушка сменяет несколько адресов в Париже, снимая комнаты иногда под самой крышей, со слуховым окном на потолке. На спиртовой горелке можно разве что вскипятить воду, но зато это бульвар Порт-Руаяль, рядом — госпиталь, где жил и умер Паскаль Блез, философ, физик и христианский мистик. По бульвару Сен-Мишель Мари спускается в колыбель университетов, где еще в средние века студенты прямо на мостовой слушали уличные лекции. Девушка не покупает нарядов, ее ежедневная еда — хлеб с маслом и чай, иногда яйцо или яблоко. Надо было бы есть говяжий бульон, но она не умеет его варить, и на это ушло бы драгоценное время. Бюджет рассчитан так, что дорогу до Сорбонны надо преодолевать исключительно пешком, в любую погоду. В итоге в один из дней Мари теряет сознание. Сестра Броня и ее муж Казимеж забирают Мари к себе, откармливают бифштексами с жареным картофелем.

Она поправляется и через несколько дней убегает к своему эфемерному питанию и для нее более реальным, чем пища, химическим опытам. Мари нужна лаборатория для габаритных установок. И провидение в виде знакомого из Польши, приехавшего в Париж в свадебное путешествие, посылает ей Пьера Кюри.

Физик, перспективный и холост


Пан Ковальский устраивает Мари встречу с пока малоизвестным на родине, но уже признанным за границей французским физиком. На тот момент ему тридцать пять лет и он не женат. Он никогда не повышает голоса, его личность исполнена благородства и обаяния. Между ними сразу вспыхивает симпатия. Мари впечатляет Пьера необычайным объемом своих знаний, а отсутствие кокетства только подчеркивает прелесть ее силуэта с гордо посаженной головой и просто уложенными пепельными волосами. Она отмечает в нем «выражение ясных глаз и чуть заметную непринужденность в осанке высокой фигуры».

В их судьбах много общего: у Пьера, как и у Мари, в юности была несчастная любовь, и он дал себе слово больше никогда не увлекаться противоположным полом, сделав в дневнике запись: «Умственно одаренные женщины — редкость».

Семья Кюри происходит из эльзасских протестантов. Его отец — врач, занимался исследованием туберкулеза, он — антиклерикал и не крестил своих сыновей. Пьер с его независимым умом и мечтательным характером не делал успехов в лицее, и Эжен Кюри перевел сына на домашнее обучение, что принесло лучшие плоды: в шестнадцать лет юноша имел аттестат зрелости, а в девятнадцать получил должность лиценциата на факультете естествознания в Сорбонне. Сначала вместе с братом Жаком, а потом и один, он работал над теорией физики кристаллов, затем перешел к исследованиям принципов магнетизма, что позволило ему сформулировать «Закон Кюри».

Молодой физик навещает Мари в мансарде на улице Фейятинок, дарит ромашки, собранные по дороге. Цветы сообщают о надвигающемся объяснении, и однажды посреди их дискуссии Пьер решается пригласить девушку познакомиться с родителями.

Медовый месяц на велосипедах


Париж, 26 июля 1895 года. Пьер Кюри поднимается к своей невесте в ее съемную комнатку на улице Шатодан. Мария Склодовская одета в темно-синий костюм и синюю блузку в полоску. Родственница хотела подарить ей настоящее подвенечное платье, но у пары не предполагалось ни золотых колец, ни церковного обряда, да и Мари твердо пожелала «…что-то практичное, чтобы потом можно было носить в лабораторию». Незадолго до бракосочетания невеста получила два диплома Сорбонны — по физике и математике. На омнибусе, пересекая вечную Сену и судьбоносный для них Латинский квартал, они едут до Люксембургского вокзала и оттуда в пригород Со. Бракосочетание происходит в тамошней мэрии, новобрачные не посетили нотариуса, ведь из имущества у них только велосипеды, да и то это свадебный подарок. На пиршестве в саду дома Кюри на улице Саблон присутствуют несколько университетских друзей, родные и приехавший из Варшавы отец невесты пан Склодовский.

В свадебное путешествие молодые отправились на велосипедах. Они объехали регион Иль-де-Франс, иногда прерываясь на пешие прогулки в разное время суток: их ритм всегда помогал Пьеру размышлять. Как напишет впоследствии их дочь Ева: «…в эти счастливейшие дни завязываются прекраснейшие из уз, которые когда-либо соединяли мужчину с женщиной.

КЮРИ.jpg

Два сердца бьются в унисон, два тела сливаются воедино, два одаренных мозга привыкли мыслить сообща». По возвращении начинается восхождение супругов к их научному триумфу. Мари поступает на работу в лабораторию Пьера в Институте физики и химии. Они неразлучны, только однажды расстались на месяц, и Пьер писал жене, что «…здесь ничего нового, только мне очень не хватает тебя, моя душа осталась с тобой». У супругов появилась новая трехкомнатная квартира на пятом этаже на улице Гласьер, 24, они отказались от подобающей Парижу меблировки: вся обстановка кабинета — книжный шкаф и стол из простых досок, на одном конце стола раскладывала свои тетради Мари, на другом работал Пьер, посередине — букет цветов. На прислугу средств нет, и Мари наконец научилась регулировать пламя, чтобы не подгорали мясо и картофель, успеш- но применяя навыки работы с лабораторной горелкой. 12 сентября 1897 года у супругов родилась дочь Ирен.


«…в эти счастливейшие дни завязываются прекраснейшие из уз, которые когда-либо соединяли мужчину с женщиной»

Ева Кюри (дочь)


Нобелевские лауреаты в крестьянках куртках

Вскоре Мари и Пьер начинают изучать открытое в 1896 году Анри Беккерелем явление радиоактивности. Университет выделяет им помещение для исследований на улице Ломон: в этом обычном холодном сарае и произойдет открытие, оказавшее кардинальное влияние на развитие нашей цивилизации. Мари делает предположение, что некоторые минералы могут содержать новый радиоактивный элемент, и в июле 1898 года супруги открывают полоний, а в декабре — радий. Исследования, которые Мари и Пьер вели несколько лет, невзирая на все тяготы и интриги коллег, признаются выдающимися на самом высоком уровне. В 1903 году они вместе с Анри Беккерелем получают Нобелевскую премию по физике за открытие радиоактивности и механизмов воздействия ее на живые организмы.

Их жизнь круто меняется: как национальные герои, они должны присутствовать на официальных мероприятиях, и тогда Пьер меняет свою повседневную свободного покроя одежду на фрак, а Мари достает неизменное вечернее черное платье. Поразителен факт их увлечения спиритизмом. Они посещают сеансы медиума Паладино и пытаются разобраться в сути этого явления, в темноте измеряя «самодвижения» реальных или воображаемых объектов. Их выводы о спиритизме остались неизвестны, а потом интерес супругов к нему и вовсе иссяк: все развлечения строго регламентированы в связи с работой. К тому же Мари снова ждала ребенка, беременность проходила трудно, и, когда силы оставляли ее, она иногда позволяла себе купить немного паюсной икры, напоминавшей о праздниках в Варшаве. Ева родилась 6 декабря 1904 года. «…Она не похожа на Ирен. У нее темные волосы и голубые глаза, а у Ирен волосы до сих пор довольно светлые и зеленовато-карие глаза», — пишет сестре Мари.

За супругами охотятся репортеры, которые не могут взять в толк: неужели вот эта пара на велосипедах в крестьянских куртках и есть нобелевские лауреаты? Пьер страдает от суеты и пишет: «…нас совершенно необходимо ограничить от пустой траты времени, в этом — вопрос жизни или смерти для умственной деятельности».

«…Непонятный, но сильный инстинкт»


Пьер 19 апреля 1906 года по дороге из Латинского квартала к Новому мосту, отвлекшись от опасного перехода через улицу, попадает в аварию и мгновенно погибает на старинной улице Дофин. Франция объявляет национальный траур по великому ученому. В сарае на улице Ломон законсервирована грифельная доска с несколькими формулами Пьера.

После смерти мужа Мари редактирует и выпускает книгу «Труды Пьера Кюри». Зияющая дыра потери только отчасти заполняется продолжением дела их жизни и воспитанием детей. Она с дочерьми поселяется в Со, арендуя дом 6 по Железнодорожной улице, в котором лучшие комнаты выделены для отца Пьера. В саду дома у Ирен есть маленький огород, а Ева там прогуливает любимую черепашку. Мари тратит три часа на дорогу до лаборатории и обратно, а возвратившись, сразу растапливает углем печь: ей кажется, что никто в мире лучше нее, химика, не умеет топить, и с горящим очагом она может делить свое неутешное горе.

В 1911 году Нобелевский комитет присуждает Мари Кюри премию по химии. Это признание позволит ей начать строительство Института Радия в Париже, а затем и в других странах. Во время Первой мировой войны Мари, создавая передвижные и стационарные рентгеновские установки, позволяющие точнее диагностировать раненых, спасает тысячи людей.

В1920 году она открывает Фонд Кюри, а через два года ее избирают членкором французской Академии. Мари купила квартиру в самом центре Парижа, виллу в Со, начала с удовольствием их обустраивать. 29 мая 1932 года всемирно известный ученый Мари Склодовская-Кюри приезжает в Варшаву на открытие Института радия.

После официальных церемоний она идет к Висле — «какой-то непонятный, но сильный инстинкт влечет меня к этой реке». Мари чувс твует, что видит родину в последний раз. Еще до этой поездки ее здоровье стало ухудшаться, причиной тому был радий, принесший великой женщине бессмертие в науке, но укоротивший земную жизнь. В мае 1934 года она приходит в лабораторию, но, почувствовав жар, покидает навсегда свои обожаемые приборы и сотрудников. Выйдя во двор, она дает распоряжение выходить вянущий куст роз в саду.

3 июля Мари сама измерила резко упавшую температуру и на следующий день на рассвете скончалась. По ее воле прощание прошло без официальных лиц и речей, сестра и брат Склодовские бросили в могилу Пьера, где теперь покоилась и Мари, горсть польской земли. В 1995 году прах Пьера и Мари Кюри с государственными почестями был перенесен из Со в парижский Пантеон, находящийся рядом с Сорбонной.

Ирен и Ева


Ирен подростком участвовала в уникальном образовательном проекте своей матери. Участвовавшие в нем ученые применяли к своим детям новую систему обучения: каждый день — один предмет, который читает лучший профессор. Сама мадам Кюри преподавала ученикам физику.

КЮРИ_дочери.jpg

После траура по отцу нелюдимая Ирен так никогда и не стала парижской «дамой», хотя достигла высочайших научных результатов и соответствующего социального положения. Она получила Нобелевскую премию в 1935 году за продолжение работ, начатых ее родителями. Муж Фредерик разделил с ней номинацию. Как это было много лет назад в истории Мари и Пьера.

Однажды Мари сделала запись о новорожденной дочери: «Ева спит мало и протестует, если кладу ее в колыбель раньше, чем она заснет. Так как я не стоик, то ношу ее на руках, пока она не угомонится». Мари была всегда строга к себе и не посмела бы назвать себя стоиком без приставки «не».

Ева Кюри стала журналистом и воздала должное истинно стоическому началу своей матери. Ее книга «Мария Кюри» вышла в 1937 году и выдержала во Франции более 100 изданий. Мемуары, написанные с безграничным почтением и нежностью к родителям, были переведены на двадцать пять языков, в том числе и на русский. Впрочем, юная Мария Склодовская, как подданная Российской Империи, владела им в совершенстве.

Текст | Анна Кузнецова

#истории любви #истории великих #отношения #семья

Комментарии: 0

АВТОРИЗОВАТЬСЯ чтобы обсуждать материалы