Новости

Жестокая Орхидея. Скромная наложница на долгие десятилетия стала всевластной императрицей

Счастливая свадьба» продолжает цикл историй о золушках. Однако наша героиня, строго говоря, не классическая золушка.
Ланьэр (орхидея) родилась вовсе не в хижине, а в добротном доме чиновника Хой Чжэна, принадлежащего к знатному маньчжурскому роду нара, и, в общем-то, даже поэтому имела шанс стать императрицей. Вот только шанс сей был изначально ничтожен. Но он ей выпал!

Дата публикации: 03.02.2014

Жестокая Орхидея. Скромная наложница на долгие десятилетия стала всевластной императрицей
Жестокая Орхидея. Скромная наложница на долгие десятилетия стала всевластной императрицей
Жестокая Орхидея. Скромная наложница на долгие десятилетия стала всевластной императрицей
Жестокая Орхидея. Скромная наложница на долгие десятилетия стала всевластной императрицей
Жестокая Орхидея. Скромная наложница на долгие десятилетия стала всевластной императрицей
Жестокая Орхидея. Скромная наложница на долгие десятилетия стала всевластной императрицей
Жестокая Орхидея. Скромная наложница на долгие десятилетия стала всевластной императрицей
Жестокая Орхидея. Скромная наложница на долгие десятилетия стала всевластной императрицей

Счастливая свадьба» продолжает цикл историй о золушках. Однако наша героиня, строго говоря, не классическая золушка.

Ланьэр (орхидея) родилась вовсе не в хижине, а в добротном доме чиновника Хой Чжэна, принадлежащего к знатному маньчжурскому роду нара, и, в общем-то, даже поэтому имела шанс стать императрицей. Вот только шанс сей был изначально ничтожен. Но он ей выпал!


Китаянки могут не беспокоиться!


С середины XVII века Китаем правила маньчжурская династия Цин. Так что великий датский сказочник Ганс Христиан Андерсен, когда писал в своей знаменитой сказке «Соловей», что «в Китае все жители китайцы и сам император китаец», ошибался. Маньчжуры — родственники наших эвенков и по происхождению вовсе не китайцы. Просто в начале XVII века им удалось создать на северных границах Китая свою, очень воинственную империю, которая и захватила весь Китай.

Элитой новой страны стали маньчжуры — они составляли костяк армии и администрации империи. Китайцев же маньчжуры опасались, с ними старались не смешиваться и во власть их не пускать. Поэтому только у маньчжурки было право стать императрицей, разумеется, если так решал сам император. Так что в бедных, но знатных маньчжурских семьях очень радовались рождению красивых девочек — кто знает, может быть, именно она возвысит весь свой род.

Правда, для этого нужно было выдержать просто небывалую конкуренцию. Помимо единственной императрицы у императора могла быть еще «императорская драгоценная наложница» — также одна, а вот «драгоценных наложниц» могло быть уже две. Далее же — просто «наложницы» самых разных рангов и званий. Маньчжуры по сравнению с прежними, китайскими по происхождению, династиями были скромны — император довольствовался всего 70 наложницами, плюс-минус десяток-другой. И если вспомнить, что у китайских императоров до династии Цин количество наложниц исчислялось тысячами, то получается совсем скромно.

Правда, тысячи дворцовых служанок, также отобранных среди далеко не безобразных девушек, тоже были готовы немедленно исполнить любое желание императора. Чаще всего служанками были китаянки, которым редко удавалось подняться даже до звания наложницы. Но сколь бы ни понравилась императору китайская наложница, ни она сама, ни ее дети на трон все равно прав не имели. Так что если у бедных маньчжурок и была огромная конкуренция вокруг трона, то китаянкам по этому поводу и вовсе беспокоиться было нечего.

Недворцовый цветок


А вот богатые маньчжурские семьи часто прятали дочерей, считая, что жизнь в императорском дворце уж очень тяжела. Порой девушка, запертая в гареме, годами не видела императора. А могла и вообще его не лицезреть никогда — слишком от многих обстоятельств это зависело. Но и в этом случае, даже по достижении «зрелого», по тогдашним меркам, возраста 30 лет, «выйти на волю» было сложно: храня дворцовые секреты, несостоявшихся наложниц императора отпускали неохотно, разве что родня была очень настойчива и не жалела подарков для чиновников, от которых зависело решение. На новый же брак опять-таки надо было испрашивать разрешения — да, нелегка чаще всего оказывалась доля императорских красавиц!

Так что для дворца императора родители Орхидеи ее вовсе не предназначали, но лишь до тех пор пока дела Хой Чжэна, очень успешно бравшего взятки на хорошей должности в провинции, которую ему помог получить отец жены, не оказались на редкость плохи. Умер покровительствовавший ему тесть, и очередной донос по поводу того, что отец Орхидеи нечист на руку, наконец попал в руки ревизоров. Взятка губернатору, для того чтобы закрыть дело, оказалась непомерной. Но Хой Чжэн рассчитывал покрыть убытки новым назначением, которое губернатор ему твердо обещал. На беду проворовавшегося чиновника как раз к приезду ревизоров покровитель умер, а на новую взятку денег уже не осталось. И Хой Чжэна уволили с должности, хорошо, что не посадили в тюрьму — помогли старые связи.

До этих трагических для семьи событий маленькая Орхидея росла избалованной красавицей и обнаруживала немалые таланты — например, она замечательно пела, что очень нравилось ее отцу, который был страстным поклонником китайской оперы. Нередко они пели дуэтом как классические арии, так и просто популярные песни того времени. Попсу то есть. Или даже шансон. Потом это очень пригодилось Орхидее в императорском дворце…

Если вам кажется, что девушки в Китае того времени вынуждены были сидеть взаперти, это ошибочное мнение: это касалось только китаянок, да и то не всех. Наша же Золушка привыкла к развлечениям — театру, праздничным представлениям и гуляниям, даже харчевням с вкусной едой и народной музыкой, ну и, разумеется, к посещению всевозможных лавок и магазинов, то есть к активному шопингу. Конечно, в одиночку она никуда не ходила — либо с отцом и охраной, либо просто с охраной. Но это не мешало веселиться. Маньчжурские девушки вовсе не чувствовали себя стесненными в повседневной жизни — сказывалось степное происхождение народа, женщины которого были самостоятельны и коней на скаку останавливали запросто.

А была ли любовь?


После отставки отца шестнадцатилетняя Орхидея вдруг лишилась всего, к чему привыкла: развлечений, нарядов, вкусной еды, веселого общества. Семья бедствовала все более сурово: пустые тарелки и рваная одежда становились обыденным явлением.

От отчаяния Хой Чжэн начал курить опиум и вскоре умер от воспаления легких. А мать Орхидеи с ее братьями и сестрой решила вернуться в Пекин. Они с трудом собрали деньги на дорогу и добрались до столицы, где и поселились из милости у родственников матери.

Вот в такой ситуации в 1853 году Орхидея узнала, что объявлен очередной набор девушек в гарем императора. Мать стала уговаривать Орхидею поехать во дворец — ведь это их единственный шанс подняться, и к тому же там дочка уж точно не будет голодать и нуждаться.

По легенде, Орхидея любила своего двоюродного брата Жунлу и потому вовсе не хотела становиться наложницей императора, но выхода у нее, кажется, не было. А вот была ли эта любовь — точно неизвестно. Жунлу потом до самой смерти в 1903 году занимал высокие государственные должности, был советником императрицы и начальником ее личной охраны, выдал свою дочь замуж за брата императора и стал дедом последнего императора Пу И. Ну и что это доказывает?

В любом случае, Орхидея отправилась во дворец. Отвечавшие за набор девушек чиновники проверили все данные новой претендентки — принадлежность к желтому знамени, то есть к высшей знати маньчжуров, и благоприятное сочетание восьми иероглифов даты рождения (что тоже было не менее важно), возраст — все соответствовало. А главное — девушка была красива и, что называется, «умела себя подать». Все, кто потом писал об императрице Цыси — под этим именем Орхидея вошла в историю, отмечали ее редкое обаяние. А написали о ней так много, что трудно не запутаться во всех этих мемуарах, исторических исследованиях и художественных романах. Поэтому будем придерживаться неоспоримых фактов.

О пользе близких отношений с евнухами


Факты же гласят, что наша Золушка довольно быстро привлекла внимание императора Айсиньгёро Ичжу (1831—1861), правившего под именем Сяньфэн, стала его любимой наложницей, в 1856 году родила ему сына Цзайчуня, а после смерти императора в 1861 году получила титул Великой императрицы и регентство при сыне.

Как именно ей удалось выделиться во дворце, где обитали тысячи красивых женщин? Одна из наиболее правдоподобных версий — девушка сумела наладить хорошие отношения с евнухами, от которых зависел выбор императора. Императорские евнухи в Китае того времени были огромной властью, способной управлять самим императором. Быт во дворце состоял из веками расписанных церемоний и правил, нарушать которые даже император мог только при наличии огромной воли. Так, в определенный час утра дежурный евнух сообщал, что пора отправить наложницу в ее покои, — и император покорно отпускал женщину. Правила — что поделаешь! Именно евнухи вели записи о том, когда и кого император «осчастливил» — чтобы можно было установить точное время зачатия ребенка. И они же докладывали повелителю, какую из девушек стоит предпочесть.

Вначале Орхидея украсила свой маленький домик цветами и создала в нем особый уют, собственноручно занимаясь каллиграфией и развешивая на стенах свои творения. Она почти не тратила деньги, которые ей на личные расходы выдавал казначей гарема, а откладывала серебро и потом дарила его наиболее влиятельным евнухам. Причем ничего у них не просила — так гласит легенда. Догадливые евнухи все сами поняли. И однажды пронесли паланкин императора мимо домика красавицы, которая как раз пела в своем очаровательном садике.

Песни маньчжурской колдуньи


Вот с этого все и началось. Император был словно околдован — он-то считал, что китаянки куда красивее маньчжурок! Но Орхидея показалась ему просто совершенством. Мало того что она прекрасно пела и играла на разных инструментах, развлекая императора, так у нее еще и оказалась маленькая ножка! Почти такая же маленькая, как у китаянок! Но в богатых китайских семьях, чтобы сохранить маленькую стопу, девочкам ноги бинтовали, то есть попросту калечили их с детства. В маньчжурских семьях этого никогда не делали — ножки Орхидеи были миниатюрными от природы. Только хрустальной туфельки у нашей Золушки не было! Но и без хрустальной туфельки она привела Сяньфэна в восторг. Его новая привязанность еще и умела изящно подать на стол, пошутить и приласкаться, она была умна, весела и даже способна дать дельный совет.

Конечно, не все было так просто. У императора, кстати, имелась законная жена — императрица Цыань. По мнению всех, кто о ней писал, императрица была добра и доверчива. Видимо, представления об этих замечательных человеческих качествах при Цинском дворе явно отличались от общечеловеческих.

Сохранилось описание сцены, когда императрица, то ли страдая от ревности, то ли чем недовольная, решила побить новую фаворитку. И Орхидею уже стали раздевать, чтобы угостить изрядной порцией бамбуковых палок, но тут вошел император и запретил наказание — его наложница была беременна! «Добрая» императрица залилась слезами — ведь она чуть не погубила возможного наследника престола! У нее-то самой детей не было!

Цыси, одна из самых жестоких женщин на троне


Вот в таком милом окружении жила наша Золушка. Видимо, поэтому она вошла в историю как одна из самых жестоких женщин на троне. Однако, не будь она жестока и не соверши хотя бы части преступлений, которые ей приписывают, может быть, мы вообще никогда о ней не услышали или прочитали бы пару строчек в исторических хрониках о ее ранней смерти. А умерла императрица Цыси в возрасте 73 лет своей смертью, что по тем временам считалось немалой удачей. Она пережила Сяньфэна, своего сына Цзайчуня и племянника Гуансюя, которые по очереди занимали императорский трон. Но управляла Китаем чуть ли не полвека, со смерти Сяньфэна, сама Цыси, сначала меняя неугодных министров и губернаторов и ставя на высокие должности «своих» людей, а после — открыто восседая на троне рядом с императором или вообще без него.

Как утверждают разные источники, для этого ей понадобилось симулировать беременность и выдать сына китайской служанки (которую, разумеется, после родов тут же убили) за своего. А также «помочь» умереть мужу, императрице Цыань, потом — «сыну» и его жене, а потом и племяннику (сыну родной сестры, которую она выдала замуж за брата Сяньфэна). Незадолго до смерти Цыси назначила новым императором двухлетнего Пу И — внука Жунлу. Окончание его правления Цыси уже не застала.

Ей приписывали сотни политических убийств и убийств чуть ли не ради развлечения, предательства своих сторонников, двуличие, разврат и лицемерие… Ее обвиняли в военном поражении Китая… Ею восхищались даже иностранцы, побывавшие при китайском дворе. Оставившая четыре портрета императрицы американская художница Кэтрин Карл (1865—1938) вообще не могла поверить, что эта грациозная, хрупкая моложавая женщина (Цыси уже было под 70), столь нежно относящаяся к своей престарелой кормилице и ее семье, по-детски любящая фотографироваться, заботящаяся о своих собачках, вообще способна на чтолибо плохое. Кэтрин даже написала книгу о Цыси — чтобы развеять клевету, которую, по ее мнению, возводили на вдовствующую императрицу. Она, судя по всему, полюбила Цыси.

Она заставила помнить о себе


А была ли любовь в жизни самой Цыси-Орхидеи? Ей приписывали множество любовников. Говорили о том, что Цыси приглашала во дворец красивых юношей, которые потом исчезали бесследно. И что родной брат Сяньфэна, которого она женила на своей сестре, был ее любовником. И что евнухи в ее дворце далеко не все были действительно евнухами. Ничего достоверно неизвестно — вела ли Цыси аскетический образ жизни или безудержно предавалась разврату?

Истина, наверное, как всегда, лежит посередине. Сохранилась легенда, что одного юношу по имени Яо Цыси не убила после связи с ним и даже родила от него сына, а потом дала ему много денег и помогла скрыться вместе с ребенком. Было так или нет? Одно понятно — Орхидея, попавшая в жестокие условия, чтобы выжить, стала еще более жестокой, чем люди вокруг нее. Была ли счастлива императрица Цыси, окончившая свои дни в почете и богатстве?

Это в сказке, после того как Золушку полюбил принц, они стали счастливо жить-поживать. А в жизни… Но Орхидея заставила помнить о себе. Кстати, ее мавзолей — самый роскошный среди всех гробниц Минской и Цинской династий. Вот такая история по Золушку в Китае позапрошлого века.

Текст: Алиса Бецкая

Комментарии: 0

АВТОРИЗОВАТЬСЯ чтобы обсуждать материалы