Новости

Карамельное сердце: торт мечты от звездного кондитера

Смотря на эти произведения кондитерского искусства, сложно представить, что их создавал не скульптор и не художник. День рождения дочери Филиппа Киркорова, юбилей Никиты Михалкова, свадьба Ксении Бородиной, приемы первых лиц страны — для звездного кондитера, чемпиона России по кондитерскому мастерству, главного специалиста компании «Фили Бейкер Премиум» Рената Агзамова нет невыполнимых задач.

Дата публикации: 29.07.2016

Карамельное сердце: торт мечты от звездного кондитера
Карамельное сердце: торт мечты от звездного кондитера
Карамельное сердце: торт мечты от звездного кондитера
Карамельное сердце: торт мечты от звездного кондитера
Карамельное сердце: торт мечты от звездного кондитера
Карамельное сердце: торт мечты от звездного кондитера
Карамельное сердце: торт мечты от звездного кондитера
Карамельное сердце: торт мечты от звездного кондитера
Карамельное сердце: торт мечты от звездного кондитера
Карамельное сердце: торт мечты от звездного кондитера
Карамельное сердце: торт мечты от звездного кондитера
Карамельное сердце: торт мечты от звездного кондитера

- Ренат, в одном из своих интервью Вы сказали, что торт с черепами — это смелый, но эффектный выбор креативных молодоженов. А какие еще необычные концепции для свадеб Вам приходилось исполнять?

- Недавно мы сделали пятиметровый торт, который весил более полутора тонн. Я готовился к этому проекту на протяжении трех месяцев. Вынашивал идею, долго рассчитывал конструкцию. Как его выкатывать? Как смонтировать? Мы вызывали строительную технику, экскаваторы. На этапе монтажа понял, что хочу сделать торт еще больше. Я постоянно ставлю себе новые планки. В свое время активно занимался боксом и до сих пор придерживаюсь принципа: плох тот спортсмен, который не хочет выиграть Олимпийские игры.

- Всегда ли Вам, как человеку с безграничной фантазией, удается реализовывать собственные идеи или чаще условия диктует заказчик?

- Мы всегда работаем с заказчиком в тандеме. Мне важно услышать его пожелания, мысли, идеи. Узнать, для кого и по какому поводу мы создаем десерт. Бывает, работа над достаточно простым тортом в исполнении осложняется трудностями в общении с клиентом. Когда он не разрешает внести изменения, согласовывает каждый миллиметр, говорит, куда ставить точечку или запятую из шоколада. Такие заказы тоже бывают.

- А есть ли у Вас «заказ мечты» — то, что Вы хотели бы воплотить в жизнь, но ждете подходящего момента?

- Для меня любимый торт — тот, который я еще не делал. Сейчас моя мечта — испечь большой свадебный торт, внутри которого будет биться сердце. Я работаю над такой технологией, чтобы карамель могла сжиматься и разжиматься. В мире такого еще не было, но ведь и летающий торт до меня никто не делал. Я использовал специальные проводники и заморозку. Это была интересная история, но я ее сделал и забыл. Как только проект закончен, у меня наступает упадок сил. Все до единого торты, которые мы делаем, проходят мой личный контроль. Конечно, все я лично делать не могу, но нет ни одного, который бы отправился к заказчику без моего одобрения. Это моя принципиальная позиция.

- Вы сказали, что сейчас в тренде возвращение к любимым лакомствам СССР — «Медовик», «Наполеон», «Птичье молоко». Удается ли совмещать традиционные рецептуры с вашим нетрадиционным подходом к созданию изысканных тортов или у ваших клиентов есть шанс попробовать модернизированный вариант этих лакомств?

- Я лично разрабатываю рецепты тортов, и если раньше у нас было 46 начинок, то теперь только семь. Наши торты улетают на праздники в Эмираты, Китай, многие другие страны. Я понял, что, когда мы отдаем торты заказчику, главное — не показать, какой он красивый, а сделать так, чтобы торт доехал, попал на стол, чтобы его съели и остались довольны. Тогда мы начали создавать начинки на безсуфлейной основе. Один из самых популярных наших тортов — морковный. В нем бисквит с добавлением корицы, грецкого ореха, изюма и моркови, а также крем на основе сметаны, стручковой ванили и сыра москарпоне. Люди, которые предпочитают наш «Медовик», потом становятся его фанатами и постоянно его заказывают.

- Если это не секрет, могли бы Вы рассказать о технологии производства ваших шедевров для непосвященного читателя? С чего начинается создание свадебного торта? Что является первостепенным — дизайн или все-таки рецепт?

- Первостепенным является идея. Каждый торт начинается именно с этого. У нас большое количество заказов, и над каждым тортом трудится более 100 человек — это большое производство. Например, несколько людей бьют яйца, другие перебирают орех, шесть человек только нарезают бисквиты, четыре — закреплены за пекарней и работают только с печами. Конечно же, есть цех оформления, где делаются декорации из шоколада, есть цех монтажа тортов, есть цех покрытия шоколадным велюром, есть цех, где все собирается из запчастей. В общей сложности, если проследить всю цепочку, в создании одного торта участвует минимум 100 человек. 

В компании существует жесткое разделение труда. Человек, который занимается фигурами из шоколада, — не кондитер, он не печёт булочки, а пекарь вряд ли знает, что такое шоколад, но ему это и не нужно. Есть у нас и профессиональные скульпторы, которые изготавливают фигуры, люди, являющиеся членами Союза художников. У нас достаточно большой штат профессионалов, а все формочки для фигур мы изготавливаем вручную. Меня часто спрашивают: «Вы делаете их 3D-принтером?» Отвечаю: нет, такого пищевого принтера еще не существует.

- Как Вы относитесь к модным сейчас сладким столам и candy-bar? Правильно ли предлагать сладкое гостям в течение всего торжества? Как Вы подходите к решению такой задачи?

- Мой торт – это апогей всего мероприятия. Про наши торты говорят, что они производят эффект двойной волны. Первая волна — когда торт вывозится в зал или открывается крышка, и это вызывает восхищение всех присутствующих. Вторая волна — когда гости пробуют торт и снова удивляются, потому что все привыкли: торты бывают либо красивые, либо вкусные. Однако здесь все понимают, что приятно заблуждались. И, конечно, гости, которые присутствуют на мероприятии, часто становятся клиентами.

- Ваша компания зарекомендовала себя на международном уровне. Можете ли Вы обозначить тенденции, существующие в разных странах? Что предпочитают гости и молодожены с разных континентов?

- Все молодожены хотят одного, независимо от континента, цвета кожи и национальности, — получить идеальный торт. Идеальный свадебный торт — это минимальная цветовая гамма, два, максимум три цвета. Все должно быть выполнено совершенно, филигранно, четко. Это как у артистов, когда режиссер смотрит на игру актеров и говорит: «Верю!» Так же и у нас. Когда человек получает торт, у него должен быть эстетический шок и он должен сказать: «Верю!» Очень часто люди смотрят на наши торты и не понимают: съедобно вообще это или нет, настолько реалистично все выглядит.

- Мы живем в эпоху повального увлечения спортом и здоровым образом жизни. Существуют ли в вашем деле способы удовлетворить клиента, неистово подсчитывающего калории, и стоит ли это делать?

- Я никогда не обманываю клиента и не говорю, что торты могут быть низкокалорийными, ведь сахар сам по себе является высококалорийным продуктом, и все блюда, в которых есть мучная составляющая, высококалорийны. Некоторые компании ставят на своей продукции маркировку «низкокалорийный торт», но это скорее маркетинговый ход для увеличения продаж. Мы не идем этим путем.

Записала: Яна Воробьева


#торт #свадьба #свадебный торт #подготовка к свадьбе #Ренат Агзамов

Комментарии: 0

АВТОРИЗОВАТЬСЯ чтобы обсуждать материалы