Новости

Ошибка «Аэрофлота». Для Авраама Руссо она оказалась счастливой

Многие знают о грустной истории, которая прервала блестящую карьеру певца Авраама Руссо. После покушения любимец всех женщин страны спешно покинул Россию, уехав жить в США. И все же Авраама Руссо можно назвать счастливчиком.

Дата публикации: 13.03.2013

Ошибка «Аэрофлота». Для Авраама Руссо она оказалась счастливой
Ошибка «Аэрофлота». Для Авраама Руссо она оказалась счастливой
Ошибка «Аэрофлота». Для Авраама Руссо она оказалась счастливой
Ошибка «Аэрофлота». Для Авраама Руссо она оказалась счастливой
Ошибка «Аэрофлота». Для Авраама Руссо она оказалась счастливой
Ошибка «Аэрофлота». Для Авраама Руссо она оказалась счастливой
Ошибка «Аэрофлота». Для Авраама Руссо она оказалась счастливой
Ошибка «Аэрофлота». Для Авраама Руссо она оказалась счастливой
Ошибка «Аэрофлота». Для Авраама Руссо она оказалась счастливой
Ошибка «Аэрофлота». Для Авраама Руссо она оказалась счастливой
Ошибка «Аэрофлота». Для Авраама Руссо она оказалась счастливой
Ошибка «Аэрофлота». Для Авраама Руссо она оказалась счастливой
Ошибка «Аэрофлота». Для Авраама Руссо она оказалась счастливой
Ошибка «Аэрофлота». Для Авраама Руссо она оказалась счастливой
Ошибка «Аэрофлота». Для Авраама Руссо она оказалась счастливой
Ошибка «Аэрофлота». Для Авраама Руссо она оказалась счастливой
Ошибка «Аэрофлота». Для Авраама Руссо она оказалась счастливой
Ошибка «Аэрофлота». Для Авраама Руссо она оказалась счастливой

Многие знают о грустной истории, которая прервала блестящую карьеру певца Авраама Руссо. После покушения любимец всех женщин страны спешно покинул Россию, уехав жить в США. И все же Авраама Руссо можно назвать счастливчиком. Во-первых, недавно он вновь успешно заявил о себе в российском шоу-бизнесе. А во-вторых, ему очень повезло с женой.


Автоматическая дорога к свадьбе

Авраам, когда и где Вы познакомились со своей женой?

В 2004 году в Нью-Йорке, во время совместного тура с Кристиной Орбакайте. С этим проектом мы объездили практически весь мир. А в Нью-Йорке у нас вообще был переаншлаг. И мы дополнительно объявили еще три концерта.

Помню, после окончания последнего мой директор пошел на выход из здания прежде меня, чтобы распорядиться насчет машины. Я следом потихонечку двинулся за ним. Вижу, он стоит, разговаривает с двумя женщинами. И та, что моложе, передает ему какую-то бумагу.

Это были Морелла и ее мама. Оказалось, что листок — это резюме. Девушка просила взять ее на работу. Я прочитал резюме: оно оказалось довольно приличным. Морелла имела опыт работы с популярнейшими артистами — Рики Мартином, Кристиной Агилерой, Паулиной Рубио.

Специализация у нее была — тур-менеджер. В Америке принято иметь в штате артиста такого человека. Но в России такой должности нет. У нас всю работу выполняют директор или администратор исполнителя. Однако Морелла мне понравилась как девушка. Я позвонил ей, провел с ней собеседование, чтобы посмотреть, что она умеет. И передо мной встал выбор. Либо взять ее в качестве своего сотрудника и заставить ездить со мной по России, по маленьким городам (представляете, как это тяжело?). Либо просто стать ее другом. Я выбрал второе.

Дальше события развивались так. После концертов в Нью-Йорке мы с Кристиной Орбакайте отправились в Чикаго. Затем вернулись обратно, и через день я должен был лететь в Москву. На то, чтобы познакомиться с Мореллой поближе, у меня совершенно не было времени. Сейчас смешно об этом говорить, но все случилось благодаря ошибке «Аэрофлота». Я приехал в аэропорт.

Но, несмотря на то, что успел зарегистрироваться как пассажир бизнескласса, представители авиакомпании промахнулись. И я не сел в самолет. Но все, что делается, делается к лучшему. Из-за ошибки «Аэрофлота» я остался в Америке еще на день. Мы провели его вместе с Мореллой и успели лучше узнать друг друга. Затем я пригласил ее приехать к себе. Она прилетела в Одессу: у меня был украинский тур. Довольно большой, по 45 городам.

Морелла первую его часть — а это 20 концертов — проехала вместе со мной. Потом вернулась обратно в Нью-Йорк. И приехала в Москву уже перед тем, как мы поженились. Когда люди понимают, что им вместе хорошо, что они любят друг друга, дело автоматически идет к свадьбе.


Правила съема завидного женихаш

Ваша жена — американка?

Она родилась в Соединенных Штатах. Но корни у нее русские (родители девушки — одесситы, эмигрировавшие из Советского Союза много лет тому назад. — Ред.).

В то время Вы были суперпопулярны, Вас окружали тысячи поклонниц. Но из всех потенциальных невест Вы выбрали Мореллу. Чем она зацепила? Что в ней было особенного?

Вы правильно говорите. На пике своей популярности я был завидным женихом. Но сердцу не укажешь, кого любить. Морелла понравилась мне как девушка. Я вообще без сомнения пошел на такой шаг. Несмотря на то, что никто не верил, что я могу когда-то так поступить.

Я сразу же почувствовал присутствие Мореллы в моей жизни, ее участие ко мне. И оно стало еще больше, когда со мной случилось несчастье. (Авраам имеет в виду покушение, случившееся почти четыре года назад. — Ред.). Она стеной стояла за меня, таскала меня по врачам. И, можно сказать, сделала тогда невозможное. За это я очень ей благодарен.

Между членами семьи не должно быть никаких счетов. В трудную минуту мы должны помочь своим родным. Правильно? Но не факт, что каждая женщина на месте Мореллы смогла бы поступить так же, как она. Многие, в чьих отношениях отсутствует любовь, могут подумать: «Подстреленный муж? Зачем мне эти страдания и головная боль? Еще не известно, будет он завтра ходить или нет… А я пока молода».

Не дай Бог, конечно, но однажды Морелла сказала, что, если бы потеряла меня, ей легче бы было лечь рядом со мной.

Как Вы объяснились Морелле в любви?

Легко. Мне приходилось слышать такие слова: «Я ведь мужчина, поэтому никогда не признаюсь в любви!» Думаю, это большая ошибка. Когда такое замечательное чувство есть, человек должен о нем говорить. И гордиться им. Нельзя держать его только внутри себя. Когда на концертах я признаюсь своей публике в том, что обожаю ее, эти слова идут от сердца. Это, конечно, другая любовь, нежели к женщине. Но в трудную минуту своим сочувствием зрители тоже поддерживали меня. Благодаря им я сегодня существую и возвращаюсь на сцену.

Первое признание любимой женщине — это вообще особенный момент. Но в последующей жизни нельзя допускать, чтобы эти слова вылетали так же часто, как «Доброе утро!» Я встречал много людей, которые говорили о своих чувствах каждый божий день. Но бесконечное «люблю» звучит так же, как «колбасу куплю»!


Удивительное, эксклюзивное платье «мечта моей жизни» придумала известный американский дизайнер Мари Шелл


Каким было Ваше первое признание Морелле? Пригласили свою избранницу в ресторан, встали на колено?

Да нет! Я же не герой сказки или кинофильма. В реальной жизни человек всегда находит не столь демонстративный момент. Я объяснился Морелле в любви только через месяц-полтора после нашего знакомства. Но все это время чувство внутри меня уже существовало. Я жил им, радовался ему. А потом признался в нем Морелле.

А это было в России?

Да, здесь, в Москве, после возвращения из гастрольного тура по Украине. Мы долго сидели у меня дома, разговаривали на разные темы. Вот тогда я и сказал Морелле о своей любви. После моих слов воцарилась пауза минуты на три. Я просто сидел и ждал, что она скажет в ответ.

Морелла не ожидала услышать признания?

Для нее мои слова стали приятным шоком. Стояла тишина, но она была приятной для меня. Морелла молчала, затем ее глаза наполнили слезы. Она спросила: «Правда?»

И я ответил: «А как ты думаешь? Конечно». С этого момента начался наш роман. Очень красивый и приятный для нас обоих.

А сколько времени прошло от признания в любви до предложения руки и сердца?

Думаю, месяцев восемь. Я подолгу был на гастролях. Морелла часто ездила со мной. И автоматически мы пришли к мысли, что нам надо пожениться. Знаете, когда я предложил Морелле выйти за меня замуж, она не удивилась так, как в тот момент, когда я признался ей в любви. Но все равно была на седьмом небе от счастья. И тут же, моментально, начала рассказывать мне про белое платье.

Она уже все обдумала! Да! К предложению была готова. И только ждала, когда я сделаю его.

Предложение Вы тоже у себя дома сделали?

Нет, это случилось на гастролях. У нас есть обычай: после концертов мы ходим ужинать. Всегда делали это втроем, вместе с моим директором. А тут я попросил накрыть нам с Мореллой отдельный столик.

Когда мы с ней устроились за ним, я предложил: «Давай сегодня немного выпьем! Красное вино — это символ любви». После первого бокала я сказал Морелле, что хочу серьезно с ней поговорить. Она спросила меня — о чем. Но мне хотелось не сразу все сказать, а немножко ее заинтриговать, чтобы предложение получилось интересным. В результате Морелла всю дорогу меня спрашивала, что же я хочу ей сказать. Но я каждый раз отмахивался: мол, еще время не пришло. В общем, немножко ее помучил. Потом поцеловал и сказал, что хочу, чтобы она стала моей женой и матерью моего ребенка. И мы сразу же начали обсуждать свадебное платье.


Платье мечты Мореллы

И какое платье хотела невеста?

Подготовка к свадьбе тянулась месяцев восемь. Это время понадобилось, чтобы сшить подвенечный наряд. Мы полетели в Нью-Йорк, чтобы примерить его. Это было удивительное, эксклюзивное платье, которое называлось «Мечта моей жизни» (его придумала известный американский дизайнер Мари Шелл. — Ред.), — с длинным шлейфом, все покрытое кристаллами Сваровски.

Такому наряду невесты надо соответствовать. Костюм Вы тоже покупали в Нью-Йорке?

Нет, в Москве. В то время я являлся лицом одной известной компании, занимающейся созданием мужской одежды. И на мне был очень элегантный костюм, который я у них купил.

Вы с женой являлись гражданами разных стран. Сложно было зарегистрировать брак?

Ничего сложного. Мы поженились в Москве. Просто браки с иностранцами регистрирует в столице один единственный ЗАГС — Савеловский, на Бутырской улице. Мы поженились 9 сентября 2005 года. Почему выбрали этот день? Точно не знаю, просто так получилось. Но сейчас эта дата для нашей семьи — праздник.


$7000 за порцию свадебного торта

В день свадьбы Вы сильно волновались?

У нас было много забот. Людям, у которых большая семья, в подготовке свадьбы родственники помогают. А тут все легло на наши плечи. К тому же отмечали нашу свадьбу три дня.

8 сентября мы собрались узким кругом в закрытом ресторане: только родственники, близкие друзья и артисты из Америки, которых мы пригласили, — всего человек пятьдесят. Хозяин ресторана — мой друг. Он подготовил для нас замечательную вечеринку. Вместе мы гуляли часов до трех ночи. Я пел. На следующий день мы поехали в ЗАГС. Нас пришло поздравить очень много гостей. Правда, праздник омрачило неприятное происшествие.

В ресторан, где нас ждали накрытые столы, поступил звонок о том, что якобы внутри заложена бомба. Телефонный терроризм в Москве — распространенная штука. К счастью, нас с Мореллой и родственниками там еще не было. Но приглашенных, которые к тому времени уже успели собраться в ресторане, пришлось немного потревожить и вывести на улицу. Кому-то интересно было нашей свадьбе помешать.

Но тот, кто это сделал, не был достаточно умным человеком. Вместо того, чтобы позвонить в ресторан, скажем, в 10 часов вечера, он сделал это в семь. Милиция за час проверила помещение. И мы до утра гуляли по полной программе.


Имелась возможность — мы сделали богатую свадьбу. Не было бы ее — мы все равно веселились бы


Гости приехали со всего мира — из Америки, Ливана, Арабских Эмиратов, Франции, Греции, Кипра, Сирии, Казахстана, Турции, Израиля. Поэтому 9 сентября я организовал такое шоу! В нем участвовало около десяти народных танцевальных коллективов. И каждый показывал по одному номеру.

Если бы вы знали, как порадовали нас американские музыканты! Как красиво они играли! Необычная была свадьба.

10 сентября мы тоже гуляли, но уже в другом ресторане. В момент, когда нам с Мореллой предстояло разрезать свадебный торт, ведущий вечера объявил аукцион, кто больше даст за первый кусок.

Наши щедрые гости доторговались до 7 тысяч долларов.

И кто же выложил такую сумму?

Депутат Госдумы, мой товарищ. Иван Саввиди, который был свидетелем на нашей свадьбе. Соревнование шло между друзьями. Но Иван Игнатьевич непременно хотел получить первый кусок. Никому не дал! Ведущий говорит ему: «Что ты делаешь?» А мой товарищ в ответ: «Ну дай порадоваться немножко!»

Все три дня мы гуляли очень красиво. Есть что вспомнить! И это правильно, ведь в жизни человека такое событие бывает лишь раз. Имелась возможность — мы сделали богатую свадьбу. Не было бы ее — мы все равно веселились бы. У людей, которые женятся по любви, на свадьбе всегда все хорошо.

А чем запомнилась церемония в ЗАГСе?

Тем, что на нее пришло очень много журналистов. Нас на каждом шагу фотографировали.

Невеста всплакнула, когда Вы расписывались?

Конечно! От радости, от восторга и счастья. Я даже не могу описать ее лицо в этот момент.

А что чувствовали Вы?

Уверенность. Я ощущал, как ею наполняется вся моя жизнь. И не ошибся. Желаю всем читателям «Счастливой Свадьбы» и всем людям вообще, чтобы у них были столь же удачный семейный союз и счастливая любовная жизнь, как у меня.


Шлейф воспоминаний

А какие происшествия свадебного дня сейчас вспоминаются больше всего?

Известие, что зал заминирован. Неприятное, к сожалению, запоминается лучше. Затем, когда после ЗАГСа мы поехали на Красную площадь, человек, который помогал в организации свадебного вечера, был там арестован. К нам сначала подошли два человека, сказали, что они из органов, и запретили фотографировать. Мы пытались найти с ними общий язык, объяснить, что это свадьба. Но они были непреклонны и даже хотели забрать у нас камеры. Под горячую руку попался наш организатор, его задержали. Потом, конечно, отпустили. Но настроение было подпорчено.

Это негативные воспоминания. Лучше расскажите о веселых.

Пожалуйста! Помню, я заехал за невестой и своей будущей тещей в гостиницу, чтобы везти их в ЗАГС. И когда мама Мореллы садилась в машину, шов на ее платье разъехался. Видимо, оно было слишком узким, хотя его шили специально целых три месяца. Когда мама Мореллы подъехала к ЗАГСу, церемония бракосочетания уже закончилась. В тот момент всем было очень обидно. Но сейчас, когда мы об этом вспоминаем, нам, конечно, очень смешно.

А вот еще один случай. Во время своего номера греческие танцоры, поднимаясь на плечи товарищей, стали строить башню, и человек, который взобрался на самый верх, упал. Слава Богу, ничего не случилось!

Просто очень смешно это выглядело. Было очень много и красивых моментов. Мы так весело гуляли!

Невесте, наверное, было нелегко передвигаться? У ее свадебного наряда огромный шлейф!

Ой, не представляете, сколько народу помогало его тащить! Мой брат, еще четыре человека. Платье очень тонкой работы, не предназначенное для долгой прогулки. И спустя какое-то время кристаллы Сваровски начали отваливаться. Но это не проблема. Если трех — четырех штук не достает, этого не видно. На платье их очень много.

Морелла пожалела, что выбрала платье, в котором не повернуться?

Да нет! Она осталась довольной. И я тоже. Моя невеста была очень красивой.

А где сейчас этот наряд?

Дома в Нью-Йорке, висит у нас в шкафу.


Одно семейное счастье на два дома

Спустя какое-то время у Вас с Мореллой родилась дочь.

И мы назвали ее Эмануэллой. С древнееврейского это имя переводится как «с нами Бог». После моего воскрешения (Авраам так выражается, поскольку пережил клиническую смерть. — Ред.) дочь дала мне второе дыхание, дала мне жизнь. Когда произошло покушение, моя жена была на 4 месяце беременности. Даже не представляете ее состояние!.. И то, что Эмануэлла все же родилась, случилось по воле Бога.

Авраам, у Вас интернациональная семья. Интересно, на каком языке Эмануэлла говорит?

Мы долго думали, с какого языка начать. Знающие люди посоветовали учить ее русскому (мы часто дома на нем говорим). А английский дочь сама по себе выучит: она все-таки в Америке находится.

Авраам, в США Вы открыли ресторан. В этот бизнес пошли потому, что покушать любите?

Да, я гурман. И давным-давно, еще в 90-е годы, мечтал иметь свой ресторан. Когда выступал в подобных заведениях, а также в гостиницах, изучал их интерьеры с таким интересом, как будто на следующий день собирался реализовывать проект. Но все это в конце концов пригодилось. Мой ресторан — один из лучших в Бруклине. Я имею в виду прежде всего дизайн.

Американцы обычно не тратят на него столько средств и времени. А я постарался сделать интерьеры почти музейными. В результате люди подолгу рассматривают все вокруг, а потом в каждом углу фотографируются. В ресторане есть большой фонтан, водопад, аквариум — красиво получилось. Я строил его, как дом для себя.

А где, кстати, собираетесь в будущем жить — в Нью-Йорке или Москве?

Я бы никогда не уехал отсюда, если бы не покушение. Но так получилось, что три с половиной года я провел в США. И сейчас хочу жить на два дома. В данный момент у меня жилья в Москве нет. Но собираюсь его приобрести.

Многие звезды предпочитают дома в Подмосковье.

А я любитель центра города, честно говоря. Раньше жил на Плющихе. Поэтому, скорее всего, в центре и поселюсь. Но мне не обязательно, чтобы дом был на Садовом кольце. Буду искать более спокойное место. Мне нравится домашний покой.

Ваши глаза стали еще печальнее, чем прежде.

Может быть, у меня просто грустная физиономия. Но это не значит, что и душа у меня такая. Вы не представляете, каким я стал жизнерадостным! И оптимистом: люблю жизнь и верю в лучшее. То, что пришлось пережить, считаю серьезным жизненным уроком.



АВТОР|  НАТАЛЬЯ ЮЖНАЯ

ФОТО |  Из архива АВРААМА РУССО

Комментарии: 0

АВТОРИЗОВАТЬСЯ чтобы обсуждать материалы