Жизнь звезд

Tomas N’evergreen: «Я хочу, чтобы мой сын был лучше меня»

24 сентября 2015 года музыканта Томаса Н’эвергрина и актрису Театра Луны Валерию Жидкову объявили мужем и женой, а сегодня пара отметила кожаную свадьбу.

Они встретились. Он — основательный, немногословный датчанин с изрядной долей иронии, и она — открытая, обаятельная, рыжеволосая русская. Единство противоположностей, так идеально дополняющих друг друга. «Счастливая свадьба» застала Томаса и Леру спустя две недели после торжества в их подмосковном доме, чтобы с пристрастием расспросить молодоженов об их отношениях, свадьбе и общих мечтах.

Дата публикации: 25.09.2018

Tomas N’evergreen: «Я хочу, чтобы мой сын был лучше меня»
Tomas N’evergreen: «Я хочу, чтобы мой сын был лучше меня»
Tomas N’evergreen: «Я хочу, чтобы мой сын был лучше меня»
Tomas N’evergreen: «Я хочу, чтобы мой сын был лучше меня»
Tomas N’evergreen: «Я хочу, чтобы мой сын был лучше меня»
Tomas N’evergreen: «Я хочу, чтобы мой сын был лучше меня»
Tomas N’evergreen: «Я хочу, чтобы мой сын был лучше меня»
Tomas N’evergreen: «Я хочу, чтобы мой сын был лучше меня»
Tomas N’evergreen: «Я хочу, чтобы мой сын был лучше меня»
Tomas N’evergreen: «Я хочу, чтобы мой сын был лучше меня»

- Для многих пар история их знакомства становится почти священной, потому что зачастую окутана необъяснимым стечением обстоятельств и сопровождается массой курьезных ситуаций. У вас тоже так было?

Томас: Мы познакомились в ресторане. На Лере была очень короткая для осени юбка, и мне понравились ее ноги. Не только ноги, конечно, но ноги у нее прекрасные. Пытался заговорить с ней, но я практически не говорю по-русски, а она притворилась, что не знает, кто я.

Лера: Я знала, кто ты, но не стала смущать. Мне казалось, что если я покажу какие-то эмоции, то испугаю его, потому что звезды не любят, когда вокруг них создается ажиотаж, и я просто держалась спокойно.

Т: Моя версия такая: Лера притворилась, что не знает, кто я, и спросила: «А чем ты занимаешься? Ты играешь на гитаре»?

Л: Это Саша спросила! Моя версия другая: мы были с подругой и хотели сделать селфи, но тут подошел Томас и предложил нас сфотографировать, сказав, что он классный фотограф. Мы поверили и согласились. Как оказалось, зря.

Т: Я дал им в руки свечи, вокруг было темно, из-за этого они обе были похожи на Франкенштейна.

Л: Это были ужасные фотографии, хотя вообще-то Томас — отличный фотограф, настоящий художник. Мы разговорились, моя подруга посчитала, что Томас выглядит, как Курт Кобейн, поэтому и спросила, умеет ли он играть на гитаре.

Т: Да, я ответил: «Умею, но не слишком хорошо».

- Отношения развивались стремительно?

Т: У Леры было много работы — репетиции, записи, съемки. Каждый раз, когда я спрашивал, можем ли мы встретиться сегодня, она отвечала: «Ок, можем, в 12 часов ночи». Я объяснял, что это невозможно, поскольку мне нужно вставать в 7 часов утра и работать. «Ок, — говорила она. — Давай тогда в 11:30»... Я пригласил ее, наверное, раз 30, и однажды она сказала, что мы можем встретиться пораньше — в 10 часов вечера. Это был мой день рождения, я был один, и все, чего мне хотелось, прийти домой и просто проигнорировать этот день. Лера настояла, и мы, наконец, встретились. В грузинском ресторане с живой музыкой и «хачапури».

Л: Когда я поняла, что у Томаса день рождения, я решила, что в таком месте надо заказывать, конечно, водку, и поздравила его, поднимая рюмку с традиционным русским напитком. Это было очень романтично и трогательно, думаю, что тогда мы и прониклись друг к другу. (Смеется.)

Т: Потом она пригласила меня на свой спектакль. Я никогда не был человеком, приближенным к театру. Мне всегда нравились рок-н-ролл, кино. В Дании большой театральный кризис, и я не думал, что это может быть круто. Но девушка, которая мне нравится, служит в театре, и она сказала: «Может быть, ты хочешь посмотреть мой спектакль?» Да, я бы хотел… Наверное. Но для меня, вообще-то, было бы лучше посмотреть кино с тобой. (Смеется.) Я опаздывал и бежал по улице, и, когда прибежал, то был весь мокрый, с цветами в руках и очень нервничал, потому что не знал, что с ними делать, подарить сейчас или потом, боялся этого мгновенного контакта зрителя и актера, что Лера увидит мою реакцию. А еще переживал, что ничего не пойму, но это был прекрасный спектакль, у Леры была большая роль, и я все понял в этой истории. Я подарил ей цветы, и мы пошли гулять.

Л: Мы пошли по Пятницкой, дошли до Красной площади…

Т: Да, мы шли, и шли, и шли… Лера любит гулять, мы очень много гуляли.

Л: (Смеется.) Он не любил эти прогулки, но мне ничего не говорил.

Т: Москва очень-очень большая, и я не знаю, как здесь гулять. Может быть, это русская традиция — гулять по городу, но я не понимаю этого. Нет, серьезно! Где вы гуляете в Москве? По Арбату? И все! Но мы не ходили на Арбат! Мы ходили по набережным, видели много машин, очень много машин! Я больше люблю гулять по лесу — там тихо и спокойно.

Л: В общем, мы гуляли, гуляли и догулялись. Это было за два года до свадьбы.

- Лера, тебе не было обидно, что человек, который тебе нравится, так далек от твоего мира — не любит то, чем ты живешь, театр, городские прогулки?

Л: На самом деле Томас — очень благодарный зритель. Однажды мы пошли в театр Маяковского на премьеру спектакля «Плоды просвещения» по Толстому. Это постановка Миндаугаса Карбаускиса, довольно традиционная, с множеством диалоговых сцен, которая к тому же длится 4 часа. Томас очень внимательно смотрел, ни разу не достал телефон, в то время как я уже раз пять попыталась это сделать, он так спокойно убирал мою руку, даже не поворачивая головы. И он даже больше понял, чем я, увидел те детали, которые я не заметила, хотя я актриса и должна это видеть. «Вот это уровень», — подумала я. Томас очень красиво ухаживал, дарил мне маленькие подарочки со смыслом и почти каждый день ровно в 00:00 присылал мне то туфельку, то тыкву, намекая, что у меня, как у Золушки, все крутится вокруг полуночи.

- Как же туфелька нашла свою принцессу, а точнее, колечко — невесту?

Т: Это было здесь, в нашей беседке. Все было очень традиционно. Я позвал в гости друзей, у нас было что-то типа «шашлыка». Я встал на колено, подарил кольцо и сделал предложение.

Л: Томас украсил нашу беседку, накрыл стол, зажег свечи, я думала, что это очередная красивая вечеринка для наших гостей. Он сказал — я не буду ждать твоего ответа, потому что знаю, что ты скажешь да.

Т: Несколько дней спустя мы пошли в ЗАГС, и нам сказали, что с удовольствием нас распишут, но нужно подождать оформления всех документов, поскольку я иностранный гражданин.

- Вы, как известные люди, всегда на виду. Стараетесь ли вы как-то отделить личное от публичного, есть ли желание скрыть что-то или, наоборот, показать миру, и где пролегает эта грань?

Л: Я думаю, ты не можешь контролировать это.

Т: Да, я не могу контролировать это. Я не делюсь ничем специально и буду очень признателен, если ты не напишешь, где мы живем. (Смеется.) Я делаю музыку не для того, чтобы быть селебрити, а просто потому, что не могу ее не делать. Я занимаюсь этим всю жизнь. Для меня селебрити — это больше бизнес Валерии.

Л: Как раз во время подготовки к свадьбе встал этот вопрос — делать пышное торжество или нет. С одной стороны, это красиво, а с другой — я всегда считала, что свадьба — это приватный праздник. Хотелось куда-то улететь, взять с собой только близких друзей, родственников и провести этот день для себя. Мы долго думали, и в итоге буквально за три недели до даты регистрации решили сделать большое мероприятие. Сроки были рекордные: мы подтвердили площадку за две недели до свадьбы, платье я купила дня за три до даты. Нам очень помогли наши организаторы — Safit Event Agency, которые делали все с реактивной скоростью, не зная усталости. Что касается декора и темы свадьбы, мы даже не успели ничего выбрать и предпочесть, хозяйка агентства Марина Эпро сама уже все выбрала за нас. Мы знали, что к дню нашей свадьбы — 24 сентября — наступят «бабье лето» и золотая осень, а поскольку я от природы рыжеволосый и веснушчатый человек, золото и оранжевый всегда ассоциируются со мной. Строгость черных лент — это ассоциация с женихом, т.к. в костюме он статен и элегантен. У нас был просто нереальнейший декор, потому что команда на протяжении нескольких дней собирала листья на улицах, в парках, а потом собственноручно красила их краской, чтобы развесить в зале и разместить на столах. Это агентство просто золото, какой была и наша свадьба. Праздник получился более чем классным, даже лучше, чем мы ожидали. Это был фейерверк счастья, любви. Я кардинально поменяла свое мнение и очень рада, что мы решились на такое празднество. Уверена, каждая девушка должна это испытать. Есть много «но»: ты волнуешься, что не справишься с таким вниманием к тебе, что будет много гостей, и всем хочется угодить, но когда ты уже в процессе, ты чувствуешь себя настоящей принцессой. Уже прошло почти две недели, а все мне кажется, что это было вчера, я вспоминаю каждую мелочь нашей с Томасом свадьбы снова и снова и как будто проживаю этот день заново.

- Интернациональная свадьба — это всегда очень интересно. Проявились ли у вас какие-то традиции или национальные особенности?

Т: Была одна традиция. Русские гости кричали: «Горько!». Мой брат спросил: «Что это значит?» Я ответил, что это «горько», как горький шоколад. «Тогда они должны кричать «горько», если ты не хочешь целовать невесту». Я сам не понял, честно говоря, сказал: «Не знаю, лучше спроси у Леры». Я никогда не был на датских свадьбах, но когда гости хотят, чтобы молодожены поцеловались, они стучат приборами по столу. У нас было много датских гостей, но никто так не делал.

Л: Но в Дании существует также и другая традиция: когда жених отходит от невесты, гости-мужчины должны быстро поцеловать ее. А поскольку Томас почти не сходил со сцены, то это было не так сложно осуществить. Я сначала не понимала, что происходит, а потом мне объяснили, что все в порядке, это такая традиция на счастье.

- Представьте, что Золотая рыбка может исполнить три любых желания для вашей семьи. Что бы вы загадали?

Т: «Рыбка»? Откуда она умеет исполнять мои желания?

Л: Это из сказки Пушкина. Такая рыбка, которая исполняет желания.

Т: Серьезно? Ну ладно. Я думаю, это важно, когда у тебя есть желания. Важно, когда ты говоришь Вселенной, чего хочешь, потому что это действительно помогает жить. Но у меня больше, чем три желания! Я просто надеюсь, что мы с Лерой вместе навсегда. Что у нас родится хороший ребенок. Мне неважен пол ребенка, пусть это будет девочка или мальчик, но я надеюсь, что, если будет мальчик, он будет лучше меня.

Л: А если бы я загадывала, то первое — я бы хотела, чтобы у нас было много счастливых, здоровых детей. Второе — чтобы мой муж был счастлив со мной, чтобы он мог творить, любить, жить свободно и легко. А третье — чтобы мы были вместе навсегда. Если это можно осуществить, я была бы очень счастлива.

Записала: Инна Нечайкина

Фото: Надежда Шибина, из семейного архива

#светская хроника #свадьба #подготовка к свадьбе #Tomas N’evergree

Коментарии: 0

АВТОРИЗОВАТЬСЯ чтобы обсуждать материалы